Плов страшная история


Плов | Kriper.Ru - Страшные истории

Москва. Казанский вокзал. Отсюда минчанам предстояло удивительное путешествие на Восток — страну неописуемых красот и легенд. Соседями по купе оказались молоденькая русская девчушка и женщина-узбечка с небольшим багажом.

В дороге знакомятся быстро. Пили зеленый чай — угощала и расхваливала питье узбечка, работающая контролером в женской исправительно-трудовой колонии под Ташкентом, рассказывала разные житейские истории...

«… Гульнару осудили на 15 лет, и она мужественно и молчаливо переносила все тяготы тюремной жизни. Кроткая, добрая, чуткая — представить было даже трудно, что эта маленькая женщина совершила преступление, от которого содрогнулась вся приташкентская округа. Кстати, вы, говорите, из Минска? Так она — ваша землячка! Точно помню: дразнили ее «бульбашкой». Попала в наши края совсем молоденькой девчонкой, привез ее узбекский парень, служивший срочную в Белоруссии.

Женой-красавицей Теймураз гордился. Родственники тоже приняли чужестранку. Пособили сообща дом отстроить. Вскоре ребеночек появился. И вся улица пришла поглазеть: белый или смуглый?

Мальчишка уже крепко на ногах держался. Мать души в нем не чаяла. Теймураз же относился к сыну прохладно:

— Не похож он на меня. Не мой! Нагуляла, сучка!

Первая вспышка хоть и была словесной, но ранила сердце Гульнары, как окрестили на здешний манер славянку Галю.

— Да о чем ты, Теймураз? Присмотрись к сыну — глаза твои, чуть-чуть раскосые.

— Я и тебе раскосые сделаю.

Обещание молодой муж тут же исполнил. Избил Гульнару хладнокровно и жестоко. Из дома выходить строго-настрого запретил:

— Увидят соседи или пожалуешься кому — убью! И тебя, и твоего выродка.

Гульнара стерпела. Лишь как-то пожаловалась на тяжкую долю свекрови:

— Шибко бьет он меня. А я ведь второго ребеночка ношу под сердцем.

— Побьет да перестанет. Это — Восток, ты лаской да любовью должна смягчить сердце мужа. По твоей вине оно стало жестоким! Я вырастила сына добрым и нежным.

... — Жаловаться бегала! — Теймураз влетел в комнату бешеным зверем. — Плохо тебе живется? Сейчас станет лучше!

Гульнара не чувствовала ударов. Не кричала, не стонала. Только слезы текли по ее разбитому в кровь лицу.

Больше недели Гульнара не могла твердо стать на ноги. Оклемалась. Не так сильно болела уже и выбитая челюсть. Только живот беспокоил — тянуло что-то, резало, кололо. «Это мучается от боли мой ребеночек». Гульнара переживала — и не напрасно — за благополучие человечка, который должен был появиться на свет. Должен был и не появился. Разбитый плод начал загнивать в утробе матери, и врачи чудом спасли саму Гульнару.

Теймураз приутих. Через какое-то время Гульнара почувствовала, что внутри ее вновь подает признаки жизни новое существо.

— Я беременна, Теймураз. И ты, пожалуйста, не бей меня, чтобы не повторилось прошлое.

— Ладно, не буду. Ты мне еще девять сыновей родишь.

— И доченьку, — прижалась к мужу Гульнара.

Девяти богатырям не суждено было появиться на свет. Появилась доченька. Не на воле, не в родительском доме — в тюрьме. К тому времени Гульнара была уже осуждена за убийство.

… Гульнара только-только пришла с базара, закупила фруктов и овощей. Она намеревалась отметить первую «круглую» дату сынишке — пятилетие.

— Что? День рождения? — Теймураз аж побелел от злобы. — В честь белобрысого звереныша устраивать пиршество? Да никогда! Только через мой труп!

Теймураз неистовствовал. Гуля поняла: будет бить. От греха подальше заперлась в комнате. Она не видела, что в этот момент открыл дверь сынишка. Не видела, как в ярости Теймураз толкнул его с чудовищной силой. Мальчик отлетел и ударился о стенку, не успев издать ни единого звука. По комнате только прокатился глухой удар. От него встрепенулась Гульнара, но не появилась из своего укрытия. Вышла лишь тогда, когда Теймураз замаячил по двору, завел «Жигули» и уехал.

Сынишка неуклюже застыл на полу. Гульнара подумала, что набегался за день, устал и уснул. Наклонилась, чтобы взять на руки и отнести на кровать, и окаменела: из приоткрытого рта мальчика текла кровь. Тело было бездыханное.

— Никому ни слова! — за спиной послышался ненавистный голос. — Врачам скажешь, что упал с лестницы, ушибся головой. Поняла? Нет, ты лучше молчи, с врачами говорить буду я.

Мальчика похоронили. Гульнара стала собирать вещи.

— Ты куда это?

— Домой. Так жить я больше не могу.

— Никуда не уедешь! Опозорить меня хочешь?

Несколько дней Теймураз не выпускал Гульнару из дома, держал взаперти.

— Успокоилась? Вот и хорошо. А теперь сходи на базар, закупи продуктов. Мне тридцать лет исполняется. Или забыла?

Теймураз уехал созывать родню и друзей. Гульнара ушла на базар. Она уже знала, как отпраздновать юбилей отца и убийцы двух ее детей.

Вечером сели пить чай. Вдвоем.

— Человек пятьдесят будет. Мать поможет приготовить плов.

— Не надо. Я все сделаю сама. У меня все приготовлено.

Теймураза после чая разморило, он начал зевать.

— Иди приляг, — Гульнара обняла мужа, провожая в спальню. Теймураз увлек ее за собой.

— Подожди. Позже. Я еще на кухне похозяйничаю.

Теймураз еще раз сладко зевнул, веки его слипались. Гульнара обрадовалась: значит, снотворное подействовало.

В спальню она заглянула через час — полтора. Муж похрапывал. Потрогала — спит крепко. Дрожащими руками размотала веревку, одним концом продела под шею. Завязала. Скрутила руки и ноги.

Муж спал почти до утра. Гульнара же не сомкнула глаз. У ног ее лежали охотничий нож-кинжал и топор. Ждала, когда кончится действие снотворного. Хотела, чтобы муж знал, за что умирает. Хотела излить все, что скопилось на душе. Временами только одолевал страх: вдруг, когда начнет убивать, не выдержат веревки, и он вырвется? За себя Гульнара не боялась. Опасалась, что не сбудется месть.

Пробудившись от сна, Теймураз не понял, что с ним. Руки, ноги затекли. В голове шумело. Он снова закрыл глаза, надеясь, что это — сон.

— Открывай глаза и уши, муженек, — отрешенно проговорила Гульнара. — Сейчас ты умрешь. Лютой смертью. И пусть меня простит Бог или Аллах.

Гульнара занесла кинжал над Теймуразом. Тот в страхе закрыл глаза.

— Нет, смотри, смотри, как из тебя будет вытекать поганая кровь. Ведь тебе же не было страшно, когда кровь текла из меня, из убитого тобой сыночка.

Острие кинжала вонзилось в живот. Теймураз вскрикнул.

— Больно?! И нам было больно. Ты учил терпеть, никому не жаловаться. Вот и терпи, а пожаловаться тебе некому.

Она била ножом в живот, грудь, руки. Комнату заполнили нечеловеческие крики. Гульнара била и била. Знала, что соседи, если даже и услышат, все равно не придут — здесь такие законы.

Теймураз уже не кричал. Обрезав набрякшие кровью веревки, Гульнара начала расчленять тело. Те части, что не поддавались кинжалу, рубила топором…

Кто-то вдруг постучал в дверь. На крыльце стояла свекровь.

— Сын просил помочь приготовить плов, — вместо приветствия прошипела она.

— Не надо. Сама справлюсь. Приходите вечером. Все будет готово.

Свекровь открыла рот, чтобы возразить. Перед самым носом хлопнула дверь, щелкнул засов.

К назначенному времени стали собираться гости. Включили музыку. Свекровь придирчиво оценивала то, что приготовила невестка. По привычке шипела под нос, высказывала замечания, добавляла специи, но в целом осталась довольна — невестка освоила восточную кухню.

— А где Теймураз? — спросил его старший брат. — Гости уже все собрались. Нехорошо заставлять ждать.

— А он и просил, чтобы не ждали, без него за стол садились, — как можно спокойнее ответила невестка.

— Ты что, сумасшедшая? Или он умом поехал?

— Умом он не поехал, предупредил просто, что таков сюрприз: он будет в разгар пиршества.

Брат Теймураза недовольно сверкнул глазами. Отец, явно сдерживая разрывающие его эмоции, дал команду:

— Гости дорогие! Всех просим к столу. Чем богаты, тем и рады. У именинника важные дела, он немножко задерживается.

Произнесли первый тост, второй, третий…

Хмельные гости нахваливали плов, а затем затребовали: давай именинника!

— Гульнара! Где ты прячешь благоверного?

— Он, наверное, в спальне закрылся.

Шутку острослова встретили одобрительным смехом. И в этот момент на пороге зала появилась Гульнара. Родственники и гости смолкли, будто языки проглотили, изумленно тараща глаза на поднос, который держала перед собой Гульнара.

— Вот ваш любимый сын и друг. Встречайте.

Кто-то вскрикнул, кого-то стошнило. Зазвенела падающая посуда. Женщины завизжали. Мать Теймураза рухнула на пол. Замертво. Разрыв сердца.

На подносе лежала… голова Теймураза. Волосы гладко и аккуратно зачесаны.

— Съели вы своего именинника. Это все, что осталось, — Гульнара поставила поднос с головой мужа на праздничный стол, у места, оставленного специально для опаздывающего виновника торжества.

— Убью! — мертвую тишину расколол крик отца Теймураза, бросившегося на невестку. Кто-то перехватил его руку с вилкой, занесенную над головой Гульнары-Гали.

— Опомнись! Остынь!

Гульнара рухнула, потеряв сознание, на пол…».

— Возможно, — заключила свой жуткий рассказ попутчица из поезда Москва — Ташкент, — это и спасло ей жизнь. На суде она ничего не скрывала, чистосердечно созналась в содеянном. Вместе с мучителем-мужем, вернее, его останками, хоронили и мать. Отец тронулся умом.

kriper.ru

Đọc Плов - Truyện Страшные истории на ночь &)

Москва. Казанский вокзал. Отсюда минчанам предстояло удивительное путешествие на Восток — страну неописуемых красот и легенд. Соседями по купе оказались молоденькая русская девчушка и женщина-узбечка с небольшим багажом.В дороге знакомятся быстро. Пили зеленый чай — угощала и расхваливала питье узбечка, работающая контролером в женской исправительно-трудовой колонии под Ташкентом, рассказывала разные житейские истории...«… Гульнару осудили на 15 лет, и она мужественно и молчаливо переносила все тяготы тюремной жизни. Кроткая, добрая, чуткая — представить было даже трудно, что эта маленькая женщина совершила преступление, от которого содрогнулась вся приташкентская округа. Кстати, вы, говорите, из Минска? Так она — ваша землячка! Точно помню: дразнили ее «бульбашкой». Попала в наши края совсем молоденькой девчонкой, привез ее узбекский парень, служивший срочную в Белоруссии.Женой-красавицей Теймураз гордился. Родственники тоже приняли чужестранку. Пособили сообща дом отстроить. Вскоре ребеночек появился. И вся улица пришла поглазеть: белый или смуглый?Мальчишка уже крепко на ногах держался. Мать души в нем не чаяла. Теймураз же относился к сыну прохладно:— Не похож он на меня. Не мой! Нагуляла, сучка!Первая вспышка хоть и была словесной, но ранила сердце Гульнары, как окрестили на здешний манер славянку Галю.— Да о чем ты, Теймураз? Присмотрись к сыну — глаза твои, чуть-чуть раскосые.— Я и тебе раскосые сделаю.Обещание молодой муж тут же исполнил. Избил Гульнару хладнокровно и жестоко. Из дома выходить строго-настрого запретил:— Увидят соседи или пожалуешься кому — убью! И тебя, и твоего выродка.Гульнара стерпела. Лишь как-то пожаловалась на тяжкую долю свекрови:— Шибко бьет он меня. А я ведь второго ребеночка ношу под сердцем.— Побьет да перестанет. Это — Восток, ты лаской да любовью должна смягчить сердце мужа. По твоей вине оно стало жестоким! Я вырастила сына добрым и нежным.... — Жаловаться бегала! — Теймураз влетел в комнату бешеным зверем. — Плохо тебе живется? Сейчас станет лучше!Гульнара не чувствовала ударов. Не кричала, не стонала. Только слезы текли по ее разбитому в кровь лицу.Больше недели Гульнара не могла твердо стать на ноги. Оклемалась. Не так сильно болела уже и выбитая челюсть. Только живот беспокоил — тянуло что-то, резало, кололо. «Это мучается от боли мой ребеночек». Гульнара переживала — и не напрасно — за благополучие человечка, который должен был появиться на свет. Должен был и не появился. Разбитый плод начал загнивать в утробе матери, и врачи чудом спасли саму Гульнару.Теймураз приутих. Через какое-то время Гульнара почувствовала, что внутри ее вновь подает признаки жизни новое существо.— Я беременна, Теймураз. И ты, пожалуйста, не бей меня, чтобы не повторилось прошлое.— Ладно, не буду. Ты мне еще девять сыновей родишь.— И доченьку, — прижалась к мужу Гульнара.Девяти богатырям не суждено было появиться на свет. Появилась доченька. Не на воле, не в родительском доме — в тюрьме. К тому времени Гульнара была уже осуждена за убийство.… Гульнара только-только пришла с базара, закупила фруктов и овощей. Она намеревалась отметить первую «круглую» дату сынишке — пятилетие.— Что? День рождения? — Теймураз аж побелел от злобы. — В честь белобрысого звереныша устраивать пиршество? Да никогда! Только через мой труп!Теймураз неистовствовал. Гуля поняла: будет бить. От греха подальше заперлась в комнате. Она не видела, что в этот момент открыл дверь сынишка. Не видела, как в ярости Теймураз толкнул его с чудовищной силой. Мальчик отлетел и ударился о стенку, не успев издать ни единого звука. По комнате только прокатился глухой удар. От него встрепенулась Гульнара, но не появилась из своего укрытия. Вышла лишь тогда, когда Теймураз замаячил по двору, завел «Жигули» и уехал.Сынишка неуклюже застыл на полу. Гульнара подумала, что набегался за день, устал и уснул. Наклонилась, чтобы взять на руки и отнести на кровать, и окаменела: из приоткрытого рта мальчика текла кровь. Тело было бездыханное.— Никому ни слова! — за спиной послышался ненавистный голос. — Врачам скажешь, что упал с лестницы, ушибся головой. Поняла? Нет, ты лучше молчи, с врачами говорить буду я.Мальчика похоронили. Гульнара стала собирать вещи.— Ты куда это?— Домой. Так жить я больше не могу.— Никуда не уедешь! Опозорить меня хочешь?Несколько дней Теймураз не выпускал Гульнару из дома, держал взаперти.— Успокоилась? Вот и хорошо. А теперь сходи на базар, закупи продуктов. Мне тридцать лет исполняется. Или забыла?Теймураз уехал созывать родню и друзей. Гульнара ушла на базар. Она уже знала, как отпраздновать юбилей отца и убийцы двух ее детей.Вечером сели пить чай. Вдвоем.— Человек пятьдесят будет. Мать поможет приготовить плов.— Не надо. Я все сделаю сама. У меня все приготовлено.Теймураза после чая разморило, он начал зевать.

— Иди приляг, — Гульнара обняла мужа, провожая в спальню. Теймураз увлек ее за собой. — Подожди. Позже. Я еще на кухне похозяйничаю. Теймураз еще раз сладко зевнул, веки его слипались. Гульнара обрадовалась: значит, снотворное подействовало. В спальню она заглянула через час — полтора. Муж похрапывал. Потрогала — спит крепко. Дрожащими руками размотала веревку, одним концом продела под шею. Завязала. Скрутила руки и ноги. Муж спал почти до утра. Гульнара же не сомкнула глаз. У ног ее лежали охотничий нож-кинжал и топор. Ждала, когда кончится действие снотворного. Хотела, чтобы муж знал, за что умирает. Хотела излить все, что скопилось на душе. Временами только одолевал страх: вдруг, когда начнет убивать, не выдержат веревки, и он вырвется? За себя Гульнара не боялась. Опасалась, что не сбудется месть. Пробудившись от сна, Теймураз не понял, что с ним. Руки, ноги затекли. В голове шумело. Он снова закрыл глаза, надеясь, что это — сон. — Открывай глаза и уши, муженек, — отрешенно проговорила Гульнара. — Сейчас ты умрешь. Лютой смертью. И пусть меня простит Бог или Аллах. Гульнара занесла кинжал над Теймуразом. Тот в страхе закрыл глаза. — Нет, смотри, смотри, как из тебя будет вытекать поганая кровь. Ведь тебе же не было страшно, когда кровь текла из меня, из убитого тобой сыночка. Острие кинжала вонзилось в живот. Теймураз вскрикнул. — Больно?! И нам было больно. Ты учил терпеть, никому не жаловаться. Вот и терпи, а пожаловаться тебе некому. Она била ножом в живот, грудь, руки. Комнату заполнили нечеловеческие крики. Гульнара била и била. Знала, что соседи, если даже и услышат, все равно не придут — здесь такие законы. Теймураз уже не кричал. Обрезав набрякшие кровью веревки, Гульнара начала расчленять тело. Те части, что не поддавались кинжалу, рубила топором… Кто-то вдруг постучал в дверь. На крыльце стояла свекровь. — Сын просил помочь приготовить плов, — вместо приветствия прошипела она. — Не надо. Сама справлюсь. Приходите вечером. Все будет готово. Свекровь открыла рот, чтобы возразить. Перед самым носом хлопнула дверь, щелкнул засов. К назначенному времени стали собираться гости. Включили музыку. Свекровь придирчиво оценивала то, что приготовила невестка. По привычке шипела под нос, высказывала замечания, добавляла специи, но в целом осталась довольна — невестка освоила восточную кухню. — А где Теймураз? — спросил его старший брат. — Гости уже все собрались. Нехорошо заставлять ждать. — А он и просил, чтобы не ждали, без него за стол садились, — как можно спокойнее ответила невестка. — Ты что, сумасшедшая? Или он умом поехал? — Умом он не поехал, предупредил просто, что таков сюрприз: он будет в разгар пиршества. Брат Теймураза недовольно сверкнул глазами. Отец, явно сдерживая разрывающие его эмоции, дал команду: — Гости дорогие! Всех просим к столу. Чем богаты, тем и рады. У именинника важные дела, он немножко задерживается. Произнесли первый тост, второй, третий… Хмельные гости нахваливали плов, а затем затребовали: давай именинника! — Гульнара! Где ты прячешь благоверного? — Он, наверное, в спальне закрылся. Шутку острослова встретили одобрительным смехом. И в этот момент на пороге зала появилась Гульнара. Родственники и гости смолкли, будто языки проглотили, изумленно тараща глаза на поднос, который держала перед собой Гульнара. — Вот ваш любимый сын и друг. Встречайте. Кто-то вскрикнул, кого-то стошнило. Зазвенела падающая посуда. Женщины завизжали. Мать Теймураза рухнула на пол. Замертво. Разрыв сердца. На подносе лежала… голова Теймураза. Волосы гладко и аккуратно зачесаны. — Съели вы своего именинника. Это все, что осталось, — Гульнара поставила поднос с головой мужа на праздничный стол, у места, оставленного специально для опаздывающего виновника торжества. — Убью! — мертвую тишину расколол крик отца Теймураза, бросившегося на невестку. Кто-то перехватил его руку с вилкой, занесенную над головой Гульнары-Гали. — Опомнись! Остынь! Гульнара рухнула, потеряв сознание, на пол…». — Возможно, — заключила свой жуткий рассказ попутчица из поезда Москва — Ташкент, — это и спасло ей жизнь. На суде она ничего не скрывала, чистосердечно созналась в содеянном. Вместе с мучителем-мужем, вернее, его останками, хоронили и мать. Отец тронулся умом.

truyenfun.com

Молочный плов - hakire

- Это плов?- Да, это плов!- А где мясо, где морковь?- Миллионы людей, целые страны и крупные гастрономические регионы мира и не догадываются, что кто-то считает эти ингредиенты обязательными для плова.- Что же тогда главное в плове?- Рис, вода и масло.- Тогда в чем разница между крутой, рассыпчатой кашей и пловом?- В наших вкусовых ощущениях.- Где проходит граница между обычным отварным рисом и пловом?- В отношении к процессу приготовления и употребления. В отношении к самому блюду.Вы видели, чтобы людей кашей благодарили? Не жареной курицей, не арбузом, даже не бутылкой коньяка, а кашей? А вот пловом благодарят. На плов приглашают, как на праздник. И необязательно, чтобы праздник начинался с ярких красок.

Например, самый тонкий, самый ароматный, самый нежный, самый праздничный плов начинается с кипячения молока. Не воды даже, а именно молока. Молоко солят, потому что в молоке будут варить рис.А еще в молоко для варки риса обычно добавляют воду. Так поступают не от жадности, а для того чтобы не пригорело. Если в трех-четырех литрах молока будет хотя бы литр воды, то вероятность брака сводится к нулю. Вкус же готового блюда будет практически неотличим от риса, сваренного в неразбавленном молоке.Но можно поставить кастрюлю на рассекатель и готовить чуть внимательнее, чем обычно. Тогда можно и рискнуть - приготовить рис в чистом молоке. Ну как начинать праздник с разбавленного молока?

Каша, говорите? Да где же это видано, чтобы рис на кашу выбирали точно бриллианты в ювелирной лавке и радовались удачной находке, словно выигрышу в лотерею? На какую кашу рис замачивают чуть ли не за двенадцать часов? А вы видели, как моют рис для плова? Осторожно, аккуратно, так мать новорожденных детей купает! Рис моют чтобы не переломить ни единой рисинки. Это же плов будет, не каша!И сейчас, когда рис перекладывают в кастрюлю, любой инструмент, кроме мягких рук окажется слишком грубым - вернее, это рис после долгого замачивания в теплой, соленой воде становится слишком нежным.

- В кастрюлю рис, говорите? А где же казан? Настоящий плов - только в казане!- Не волнуйтесь. Вон там казан, позади кастрюли - медный, конусный, традиционный для Азербайджана казан.- Но ведь он белый, какая же это медь?- Медь, но только луженная. Облудили и внутри, и снаружи. Так проще мыть и чистить.- Так в казане будем готовить плов или в кастрюле?А знаете, как переводится слово "газан" с азербайджанского? Или "дег" с персидского? Да "кастрюля" и переводится!- А почему медная, почему форма у нее конусная?- Так это все из соображений экономии топлива и от местных условий. Медь в этих краях была всегда, а конусная форма лучше удерживает тепло - вот и вся причина. И плов в Иране или Азербайджане исстари готовили в таких сосудах потому, что других кастрюль просто не было.А потом появились кастрюли современные, зато медные стали редкостью, драгоценной стариной. Но плов-то, плов! Люди верили, что лучший плов получится только в старинной кастрюле, в медном казане - вот тогда получится точно такой, как был у мамы, как у бабушки.Вера - хорошее дело, когда помогает готовить в хорошем настроении и прилагая чуть больше стараний, чем обычно.

- Стараться, говорите? Да чего уж там стараться! Ведь ясно, сколько времени должен вариться рис - поставили таймер, да и  занимайтесь своими делами!- Таймер штука полезная, я им иногда пользуюсь. Когда приношу домой рис на пробу, впервые покупаю новый сорт или даже рис из новой партии, то обязательно проверяю, за сколько минут он сварится - приспосабливаюсь. Именно этот рис сварится за десять минут, если варить в воде, но в молоке его можно поварить на минуту-другую дольше. И, знаете что? Вот не хочу я отходить от кастрюли с рисом, я должен его помешивать и следить за ним, радоваться, как он набухает и даже не собирается ломаться или трескаться. И нет у меня сейчас дел важнее!

Теперь рис надо откинуть на дуршлаг и дать стечь молоку. Иногда молоко превращается в жидкий кисель, который так и норовит обволочь своей липкой сущностью каждую рисинку. Так случается когда рис слабый, либо когда он плохо замочен и промыт, либо когда пытались экономить на количестве молока. Если дело пошло до такой степени неудачно, то рис надо обдать горячей водой, да уж хотя бы воды не жалеть - пусть она смоет кисель с риса.Но у меня все в порядке, хотя расслабляться все равно некогда - пока с риса стекает молоко надо подготовить кастрюлю для второго этапа приготовления плова. Ведь плов обязательно готовят в несколько этапов! Первый этап - подготовка масла. В узбекском плове лук, морковь и мясо, по сути, не просто готовятся, но в первую очередь ароматизируют масло, которое потом передаст вкус этих продуктов рису. Но хорошо приготовленное топленое масло даст фору любому зирваку, уж поверьте. И вы понимаете, правда, что речь в данном случае идет не о яркости вкуса и насыщенности аромата, а о его тонкости и нежности. Ну, это как сравнивать шерсть и шелк - суть одна, а назначение разное.

- Что, опять кастрюля? А в казане нельзя было?- Можно было в казане, да только в казане я уже сто раз готовил, а сегодня мне интересно проверить эту кастрюлю из литого алюминия с каким-то керамическим покрытием. Дно у нее хорошее, капсюль, может, и результат получится неплохим?

Но каким бы замечательным не было днище кастрюли, без казмаха я плов готовить не хочу!Трудно раскатать кусок теста по размеру дна, да подложить его под рис? Если трудно, то не надо готовить плов, можно просто отварить рис, приготовить кашу. А это плов! Вы же помните, он как раз отношением к процессу готовки от каши и отличается.Казмах будет лежать на дне, на слое топленого масла, и будет предохранять рис от пригорания. Аромат поджаристой корочки из теста украсит плов!

Перекладывать рис можно, например, обычным фарфоровым блюдцем, это если нет хорошей, гладкой шумовки. Металлическая, с остыми краями, может травмировать рис. Жалко будет, даже если несколько рисинок сломаются. Это же плов, это же не каша! Надо собрать рис горкой, чтобы он не прислонялся к стенкам кастрюли - вдруг обожжется о них, пригорит? В медном конусном казане рис выкладывают точно так же, горкой, а стенки у медного казана еще горячее, тепло по ним бежит быстрее и они расположены близ поверхности риса, и потому из риса испаряется еще больше влаги, которой он успел напиться за время варки.Поэтому и утрамбовывать его не надо, пусть лежит, как лег - так пару легче выйти, так рису удобнее дышать.

Вот она, эта влага, конденсируется на крышке. Хорошо, что крышка стеклянная - видно, сколько капелек. Потому и подкладывают под влагу салфетку - пусть она впитывает этот дождь.

Минут через тридцать-сорок салфетка станет совсем мокрой, тогда надо открыть крышку, чтобы решить, что делать дальше.Как там рис? Если рис остался совсем прямым, то это значит, что он еще влажный. Можно поменять салфетку на сухую и пусть еще постоит.А если он согнулся, принял форму банана, то это значит, что рис высох слишком сильно. Ну и можно сбрызнуть его горячей водой, ничего страшного, отойдет, расправится.Хорошо, если рис только начал сгибаться, значит, сейчас самое время!

Самое время добавить яркие, праздничные краски. За желтый цвет, за теплый, сытный, солнечный вкус отвечают мед и топленое масло. Того масла, что мы положили на дно казана, хватит только чтобы тесто поджарилось. А вот этого масла, что мы опускаем в углубление на вершине горы риса, хватит, чтобы пропитать сам рис, это масло и превратит его в плов. Влага-то испарилась из риса, теперь самое время маслу и меду занять ее место.

- Мед зачем, разве мы готовим сладкое? Зачем сладость в плове?- Затем, что мы готовим праздничный плов, очень вкусный плов, очень ароматный. Такой, чтобы люди ели и еще просили.Не беспокойтесь - не будет чрезмерно сладко. Ведь и сам рис, по сути, сладок. А эта ложка меда только слегка акцентирует это его свойство. Мы же молоко солили, да еще как сильно солили, когда рис варили, и риса много, не уведет всего одна ложка меда вкус плова в сладкую сторону, а добавит еще одну, еле уловимую ноту в аккорд вкуса, сделает аромат загадочным.Ох, ладно, скажу я вам свой самый главный секрет. Я и в узбекский плов, когда морковь тушу, иногда добавляю ложку сахара. Никому не говорите! Если вы не скажете, то никто и не догадается, почему это плов такой вкусный.

А еще шафран, вернее, шафрановый настой по кругу - пусть плов пахнет праздником, пусть часть рисинок окрасится в яркое, нарядное.Ничего трудного! Несколько нитей шафрана растереть с солью в ступке до порошка и залить кипятком.

- Ага, вот сейчас каша и получится, если будет лишняя влага!- Ну да, вот был плов, плов, плов, а теперь две ложки настоя шафрана и сразу каша? Что же это за плов такой, если всего две ложки лишней жидкости превращает его в кашу? Все будет нормально, но если чувствуете, что эти несколько капель окажутся лишними, то снова подложите под крышку чистую салфетку. А я прямо так закрою крышку и подожду. Ожидание плова это... как с букетом под часами постоять.

Даже и пытаться перемешивать внутри казана не надо. Вываливайте из казана (ой, из кастрюли - замечательная кастрюля, как оказалось!) рис на просторный поднос, казмах сразу на доску - пусть режут сегментами, а рис, ставший пловом, перемешивать двумя блюдечками, поднимать и подбрасывать, пусть клубы пара щекочут ноздри, и ты рис горкой на блюдо, а он не хочет лежать горкой, скатывается, оседает, рисинки бегут с горки вниз, а ты опять радуешься его непокорности: смотри, какой получился, а? Живой, убегает!

Что хотите пусть рядом стоит! Мясо с айвой, курица с сухофруктами и орехами, бараньи ребрышки, тушенные с зеленью, какие угодно угощения пусть стоят вокруг плова - для меня главное он сам, то, как рис приготовился, то какой он легкий, воздушный. Ложками его? Эх, а как кончики пальцев просят, утерпеть не могут: "дай потрогать, а?!"

hakire.livejournal.com

История о том, как Бабай Плов готовил ...

Сидел как-то Бабай дома! Зимой дело было. За окном "буря мглою небо кроет" - короче, ужас прям за окном! А в желудке революция, чего-то требует желудок, а непонятно чего!

Хоооодит Бабай по кухне! Туда-сюда прям ходит, и не знает, что ж ему приготовить! Вдруг что-то как бабахнет с полки и, чудо, прям Бабаю в руки упало (счастье, что не по голове грохнуло). Остановился наш Бабай, глядит, что это ему в руки упало! Бааааа - казан ему в руки упал ( для тех, кто не знает: "казан" - чугунная такая кастрюля типа котелка).

- Воооооот!!!!!! Буду я плов готовить!!!!! - воскликнул наш Бабай и принялся за дело .

Любовно оглядев казан, - а он у него старый, многолетний - не одно поколение Бабаев в нём плов готовило, потому, как если б казан был новый, никакого плова не получилось бы, ведь в новом казане плов готовят только пошляки, пижоны и прочие развратники, это ещё Бабаев прадедушка так говорил, - короче, Бабай засучил рукава и начал колдовать над тем, что в скором времени должно было превратиться в плов.

А теперь хотим задать вам вопрос ! Что в плове первое ? АААААА ? Ну так вот - Первое это конечномясо. В идеале жирная баранина. Не все ее могут есть, а значит пойдет нежирная свинина или любое другое.

Отправился Бабай в погреба свои, там у него чего только нету .... Оглядел он свои припасы, и тут взгляд упал на мороженую курочку!

- Может куриный плов сделать ? - подумал Бабай, и тут же решил, что настоящие мужчины должны есть настоящий плов! Взял отличнейший кусок баранины и баночку с Курдючным жиром (ну если у Вас нет такого жира, можно заменить его растительным маслом).

Ух ! - воскликнул Бабай и в предвкушении потёр ручки! Дело пошло!

Взял курдючный жир (для казана среднего размера где-то с полстакана), положил в казан и раскалил на сильном огне! Когда жир раскалился, огонь убавил, и , со знанием дела, положил туда мясо, предварительно нарезанное кубиками. К объему казана это, приблизительно, одна третья часть (на фото видно).

Мясо жарится, а Бабай радуется! И одновременно с этим лук и морковку шинкует, а как же без них-то! Вот именно, никак!

Мясо жарится, естественно, на медленном огне, и до тех пор, пока сок не выпарится и мясо не зарумянится.В зарумяниное мясо засувал наш Бабайкин лук, в объеме одной трети мяса, затем добавил огоньку и засыпал нашинкованную соломкой морковь в объеме две трети от мяса. Вялил это все в течение пяти минут иногда помешивая. В это же время засыпал соль, перец, приправы (у кого какие есть). Все это должно быть пересоленным, но немного.

- Ну вот, теперь возьмёмся за РИС! - подумал Бабай.

Рис..ну тут уж кто какой купит. Рис надо перед употребление промыть несколько раз, пока вода не станет прозрачной.

Промыл наш Бабайка рис, засверкал рис, как бриллиант прям!

Эх, вкуснота! - воскликнул Бабай!

Взял промытый рис и засыпал в казан, оставив, приблизительно, одну пятую часть казана свободной.

Не забыл, также, добавить в рис пару головок чищеного чеснока.

Залил все это сверху водой, примерно на палец выше уровня риса. И стал варить все на сильном огне до тех пор, пока вода не испарилась ниже уровня риса на половину (к этому моменту рис должен остаться полуготовым).

Затем, уменьшил огонь до минимума, обернул крышку полотенцем и плотно закрыл казан.

Ну и что теперь делать? А ничего! Сесть на табуретку минут на 30 и ждать когда то, что находится внутри абстрактной конструкции из казана с крышкой и полотенца, упарится. Ну, ещё б не мешало поглядывать, чтоб полотенце не загорелось, а то будет Вам не плов, а пожар!

Сидит наш Бабай! Ждет ! Слюнки глотает!

И вот он, момент счастья!

Бабай подходит к казану, поднимает крышку.....снимает полотенце .....

Ах, как вкусно пахнет!!!!!! Вместе с казаном прям съесть можно !!!!!!!!!

Но это ещё не все таинства в приготовлении блюда! Последний штрих! Большой ложкой тщательно перемешивает содержимое казана!

Берёт тарелку и выкладывает туда готовый плов .....

Приятного аппетита!!!!!!)

P.S. Совсем по правильному - готовый плов выкладывается на большое глиняное блюдо, украшается зеленью и чесноками (теми, что лежали в рисе). Ну не по правильному тож нормально.Если хотите ну ещё более красивого цвета - можно для начала выжарить в масле тонкую косточку и выбросить ее ( если у Вас конечно собаки нет, а если есть, то косточку можно ей отдать). (Советы от Бабая)

ВСЕМ УДАЧИ! И ПРИЯТНОГО АППЕТИТА!

prigotovimvkusno.com

реальные истории из жизни, от которых будешь хохотать что есть сил.

В народе шутят: «Как прошел твой день? Хм, такое чувство, что он прошел по мне!» Согласись, в жизни каждого случались смешные и неловкие бытовые ситуации, о которых даже стыдно кому-то рассказать. Например, я когда-то в детстве решил порадовать всю семью и сварить макароны. Вот только я никого не спрашивал, как это делать, взял кастрюлю, налил воды и сразу засыпал макароны туда же, причем так добротно, что вода чуть ли не выливалась из кастрюли. Сказать, что вместо вкусного ужина получился один большой бесформенный комок теста, — не сказать ничего. Еще часть макарон прилипла ко дну и пригорела, так что запах на кухне тоже стоял адский. С тех пор я понял, что кулинария — явно не мое призвание.

Сегодня мы приготовили для тебя уморительные истории из жизни, которые точно заставят тебя улыбнуться. Ох уж этот быт!

Всем пловам плов!Была беременная, решила приготовить «правильный» плов в гламурной кастрюльке «Бергофф», только что подаренной мужем. Начиталась про «накалить масло» — и айда к делу. Масло загорелось, и я решила его потушить... водой! Столб огня сжег висящие рядом шкафчики и оставил черное пятно на потолке. Вся квартира была в дыму. Я эвакуировала годовалого ребенка в дальнюю комнату и принялась звонить мужу. А эта сволочь, выслушав мой сбивчивый монолог, спросил как ни в чём не бывало: «Так я не понял — плов будет или нет?»

Гороховое удовольствиеПомню, когда-то давно я вернулась из своего первого похода с туркружком и решила похвастаться перед семьей новоприобретенным умением готовить. Для демонстрации выбрала гороховый суп. Но в обычную кастрюлю насыпала столько гороха, сколько мы в походе сыпали в ведро на 30 человек. Получившийся гороховый концентрат мы резали ломтями, морозили, и хватило его надолго...

Стирка векаОднажды кот пометил любимую подушечку. Я ее закинула стирать в автомат. Она эпично разорвалась в процессе, заполнив нутро стиралки древними ошметками того, что когда-то было перьями. Я испугалась и переставила машину на слив. Машина урчала, хрипела, но сливать отказалась и открыть крышку не позволила. Мне пришлось провести часа два, по капле (!) спуская воду через нижний клапан. Изрядно отощавшую подуху зашила и оставила себе в назидание.

Ох уж эти яйца...Когда мне было лет 9 или 10, то после школы мама мне по телефону объясняла, как готовить обед. Однажды продуктов в холодильнике не оказалось, кроме яиц. Мама посоветовала: «Свари яйца, 5 минут и готово». Вечером мама обнаружила голодную рыдающую меня и полное ведро битых сырых яиц. Просто я наливала в кастрюлю холодную воду, клала яйцо, включала плиту, ждала 5 минут, доставала яйцо, разбивала – сырое, и выкидывала. И так со всем десятком...

Смекалка — наш конек!Как-то в юности мы с подругой решили обзавестись черными плащами. Черной ткани у нас не было, зато были старые простыни, такие беленькие в полосочку. Краски для ткани тоже не было (на улице были девяностые). Мы рассудили, что ткань и волосы — это волокна. Так что краска для волос вполне прокатит. Ну и купили. Басму. Красили в ванне. Ванну пришлось эмалировать — буро-зеленый цвет с нее сходить не желал. Вот только простыни цвет не изменили...

КриминалКогда было голодно, а у меня была большая собака, я купила по случаю целую коровью голову, как говорится, дешево и сердито. Об одном я не подумала — что ее нужно же как-то разделать. Я прыгала три часа вокруг этой несчастной башки, и потом поняла — надо рубить! Затащила голову в ванну, поставила табуретку с большой доской и решительно взялась за топор. И в тот момент, когда я ее уже докрамсывала, позвонил какой-то милиционер в двери. Стоит он, такой красивый в форме, а перед ним девушка, в крови, ошметках мяса и с топором. А из-за двери застенчиво выглядывает сенбернар и облизывает потихоньку мне руки. Пришлось вести милиционера в ванную и показывать коровьи мозги и прочую требуху...

В шкуре сила!Когда съезжала с родительской квартиры, прихватила с собой шкуру яка. Отчим привез ее в качестве дара из Азии. Шкура очень красивая, метра полтора на метр, толстенный длинный мех. Недавно задумала ее простирнуть в стиральной машине. В итоге пришлось подручными средствами извлекать хлопья меха, а кожистая основа порвалась в клочья и буквально исчезла. Сколько славных часов я потратила, выковыривая микроскопические частицы шкуры из перфорированного барабана стиралки!

Дети кукурузыВо время моей юности мы еще не знали, как готовить попкорн. Дали мне початок кукурузы, я положила его на сковородку и включила газ. Крышкой не накрыла. Через пять минут начался настоящий обстрел раскаленными зернами! Пришлось спешно отступать из кухни и прятаться за дверью, пока всё не закончилось...

Компотик с сюрпризомПосле праздников решила спасти «пропадающие» мандарины — сварила компот. Он получился пропавшим сразу. Но я не растерялась, развела коньяком как следует и пила.

Пельмешки по-мажорномуХолостякуя в институтской общаге, решил я как-то пожарить пельмешек. Да не просто, а выпендриться — во фритюре! Взял литр растительного масла, налил в кастрюлю и довел до кипения. Стал туда кидать пельмени, а они чернеют на глазах. Схватил кастрюлю и под струю воды ее. Типа охладить. А дальше классика жанра. Вода в пар, масло брызгами на все окружающие поверхности, вонь страшная! Вытяжки нет, так что я бегом открывать дверь, чтобы как-то кухню проветрить. Всё это вырывается наружу и... активирует пожарные датчики. По всей общаге врубаются сирены, блокируются лифты и взвывает вентиляция. Дует так, что не получается открыть дверь на лестницу. В лифтах никто не застрял только по чистой случайности...

Ой, у меня прямо перед глазами всё это... Чего только не приключится с нашим человеком среди бела дня! Главное — успеть не растеряться и постараться спасти ситуацию, прямо как герои наших историй. А еще, не забыть потом поделиться своими забавными случаями в Сети, чтобы повеселить народ. Умение посмеяться над собой — замечательная привычка, позволяющая сохранить себе нервы и здоровье. Хочешь, чтобы друзья улыбнулись в разгар рабочего дня? Обязательно поделись с ними этими историями, уж очень они смешные.

ofigenno.com


Смотрите также